Главная
Ашельская стоянка Даштадем-3.
Карта

Введение

Стоянка Даштадем-3 открыта Армяно-Российской археологической экспедицией в 2004 г. В 2005-07 гг. работы проводились в раскопе 5х6 м, включившим в себя разведочные шурф и зачистку 2004 г. (aslanian et al. 2006; Асланян и др. 2007а; Асланян и др. 2007б; Колпаков, Субетто 2008). Раскопки доведены до скального основания. При этом были подняты растрескавшиеся блоки, перекрывшие некоторые участки культурного слоя.
Раскопки производились методом постоянной зачистки (верх - лопатами и мастерками, низ – ножами, мастерками, кистями), все артефакты расчищались in situ и фиксировались в трехмерной системе координат и по условным горизонтам. Производилось выборочное сухое просеивание.

Фиксация.
Раскопки.

Географическое положение

Стоянка находится на северо-западе Армении в юго-восточной части Джавахетского хребта, в 25 км к северо-западу от г. Степанавана. Джавахетский хребет (Кечутский хребет, Мокрые горы) протянулся в меридиональном направлении на 70 км. Южная его часть расположена на территории Армении, северная – на территории Грузии.
Джавахетский хребет – «типичный пример линейных вулканических хребтов, возникший на новейшем глубинном меридиональном разломе центрального свода Транскавказского поперечного поднятия» (Харазян и др. 1983: 326). Он представляет собой «меридионально вытянутое сложное линейное вулканическое сооружение, фактически сложенное цепью многочисленных плотно примыкающих друг к другу четвертичных центральных вулканов: андезито-базальтового, андезитового и дацитового составов. Длина вулканической цепи более 50 км… Абсолютная высота водораздела хребта 2900-3000 м. Отдельные вершины поднимаются до 3200 м. Относительное превышение водораздела хребта над поверхностью окружающих его лавовых плато составляет от 1100 (над Гукасянским – с запада) до 1400 м (над Лорийским – с востока)» (Харазян и др. 1983: 238).
«Продукты этих вулканов, в виде мощных лавовых и лавово-пирокластических покровов и потоков, образовали современный Кечутский хребет, а также залили окрестные территории Гукасянского и Лорийского плато… В Кечутчкой вулканической свите снизу вверх выделяются следующие группы пород:
а) Гиалодациты, гиало-андезито-дациты.
б) Лавово-пирокластическая пачка авгитовых андезито-базальтов.
в) Лавовая пачка двупироксеновых андезито-базальтов и андезитов.
г) Кварцсодержащие андезиты.
д) Лавовая пачка амфиболовых андезитов, андезито-дацитов, дацитов» (Харазян и др. 1983: 138).
Именно гиалодацит являлся главным материалом для изготовления раннепалеолитических орудий в исследуемом регионе. Гиалодациты, гиалодацито-андезиты – «это темносерые, черные очень плотные звонкие стекловатые обсидианоподобные породы с крупноглыбовой отдельностью, острыми режущими краями обломков и полураковистым изломом» (Харазян и др. 1983: 139). В юго-восточной части Джавахетского хребта гиало-дацит доступен как в виде массивных выходов и крупных блоков, так и в виде галек и валунов.
На Лорийском плато, примыкающем с юго-востока к Джавахетскому хребту, ситуация иная. Флювиогляциально-пролювиальные продукты крупных троговых долин Овдзор и Чомча (в юго-восточной части Джавахетского хребта), в виде огромного единого конуса выноса, бронировали поверхность всей западной части Лорийского плато, общей площадью до 80 кв.км. Мощность этих отложений в районе с. Даштадем по данным геологического бурения составляет более 150 м (Харазян и др. 1983: 239).

Топографическое положение

Стоянка Даштадем-3 расположена на абс. выс. 1902 м, в 6.3 км к западу от с. Даштадем (Илмазлу) в южной, возвышенной, части широкого скалистого мыса, образованного ручьём Гюлунбулак (правый приток р. Ташир) и его коротким левым притоком, на высоте 20 м над тальвегом ручья. С западной, как бы «напольной», стороны мыс отрезан от пологого горного склона ложбиной глубиной около 1 м.
Эта ложбина препятствует выносу породы с горных склонов на стоянку, что подтверждается разницей между отложениями на стоянке (суглинки) и отложениями на примыкающей к мысу территории (валуно-галечники). При этом стоянка занимает самую высокую часть мыса. Таким образом само топографическое положение стоянки предполагает, что её материалы не переотложены. Они не могли быть перемещены с соседних участков или смыты с горных склонов.
Рукава ручья Гюлунбулак занимают горную долину площадью 8-10 кв. км, соединяющуюся с Лорийским плато относительно узким ущельем, пробитым ручьем. Стоянка расположена как раз у входа в это ущелье со стороны долины Гюлунбулака, в 0.8 км к ЗЮЗ от выхода ручья на равнину.
Поверхность в районе стоянки относительно горизонтальная с выступающими на поверхность крупными камнями – неровностями подстилающей скалы и блоками, образовавшимися в результате её разрушения.

План.
Вид с Ю.
Вид с З.

Планиграфия раскопа

Поверхность скалы в пределах раскопа имеет сложный рельеф. В южной трети раскопа скальное основание находится на глубине 0-0.3 м от современной дневной поверхности. При этом на нем находятся андезитовые блоки, которые выступают на поверхность. Далее к северу скала резко опускается до 0.8 м (в трещинах до 1 м) и по северной стенке раскопа вновь резко поднимается до уровня 0.2-0.3 м от современной дневной поверхности. Вдоль восточной стенки раскопа располагаются массивные андезитовые блоки, верхние поверхности которых доходят до дерна. Таким образом примерно 2/3 северной части раскопа занимает подпрямоугольная скальная чаша глубиной до 0.5 м от окружающей её поверхности скалы. С западной стороны чаша уходит в стенку раскопа. В ЮВ части раскопа между андезитовыми блоками имеется длинный «проход» по оси С-Ю, выводящий из скальной чаши на южный край мыса.
За время существования памятника происходило разрушение, оползание и разложение скального основания. Об этом можно уверенно судить по расположению андезитовых блоков, мелких камней и артефактов в раскопе. Для многих блоков реконструируется их первоначальное положение по негативам растрескивания. В основном, оползание и осыпание происходило в направлении с юга на север, что объясняется, видимо, слоистостью скалы и понижением этих слоев с юга на север. Верхняя часть скалы в южной части раскопа раскололась на несколько мощных блоков, которые сместились с юга на север и частично перекрыли низ культурного слоя. Однако северная и восточная стенки скальной чаши осыпались внутрь – соответственно с севера на юг и с востока на запад. А блок в северо-восточном углу чаши и окружающие его камни раскалывались и осыпались в направлении с СВ на ЮЗ.
Несколько крупных камней лежит на скальном основании и под ними нет артефактов. Значит, они лежали на своих местах еще до начала формирования культурного слоя. Другие камни лежат на артефактах, некоторые из них не имеют артефактов над собой. Таким образом, можно сделать вывод, что они оказались на своих местах после формирования культурного слоя. Положение этих камней относительно артефактов позволяет сделать некоторые заключения о процессе формирования культурного слоя, что будет сделано ниже – после рассмотрения типологии, стратиграфии и планиграфии артефактов.

Стратиграфия раскопа

Отложения в раскопе в основном представлены нерасчленимым гумусированным коричневым суглинком – почвой с продуктами разложения подстилающих порфировых андезитов. Наиболее полный стратиграфический разрез находится на месте шурфа 2004 г. (в СЗ углу раскопа), где скальное основание находится на наибольшей глубине:

1)

дерн и черный гумусированный почвенный слой – 0.15-0.2 м, плавно переходящий в подстилающий слой 2,

2)

коричневый суглинок - 0.6-0.7 м, в верхней части плотный с малым содержанием обломочника, в нижней - насыщен андезитовым обломочником и менее плотный,

3)

голубовато-серая глина - 0.01-0.1 м в щелях скального основания,

4)

скала, порфировый андезит.

Профиль.

Однако эта общая стратиграфическая колонка весьма по-разному представлена на разных участках раскопа.
1. Разделение коричневого суглинка по плотности наблюдается только в центральной части скальной чаши.
2. Насыщенность андезитовым обломочником предматерикового уровня весьма неравномерна. Там, где скальное основание или отдельные блоки поднимаются близко к современной поверхности (в основном, это южная треть и восточная часть раскопа), обломочника, как правило, немного. Явное исключение из этого – «проход» в южной части раскопа, интенсивно заполненный обломками андезита.
3. На этих же участках (а это не менее половины площади раскопа), нет слоев 2 и 3, и артефакты, расположенные на скальном основании, залегают в дерне и сразу под ним.
4. Верхняя часть скального основания во многих местах растрескалась, частично разрушилась до мелких фрагментов или полностью разложилась. Поэтому, как правило, невозможно отделить обломочник образовавшийся внизу от обломочника упавшего сверху. Артефакты распределены по всей толще отложений. Причем до глубины 0.5 м вместе с ашельскими артефактами из гиало-дацита встречаются фрагменты позднесредневековой керамики. Немногочисленные мелкие отщепы, чешуйки и осколки непатинизированного обсидиана (56 экз.) встречаются почти до самого скального основания – до 0.9 м.
Предметы из органических материалов не обнаружены.
Следы древних водных потоков в пределах раскопа не обнаружены.
Выборочный палинологический анализ образцов из раскопа показал, что в придонной части отложений пыльца и споры вообще отсутствуют (вероятнее всего, вымыты дождевыми и талыми водами), а в образцах из верха и середины отложений их крайне мало. Определены вяз, сфагнум, ужовник обыкновенный, сосна, ива, береза, гречишные, плаунок (Институт озероведения РАН). Все они представлены и в современной растительности региона.
Важно подчеркнуть, что верхняя часть отложений на территории, окружающей мыс со стоянкой, сложена валуно-галечниками аллювиально-делювиального происхождения. Об этом можно судить по небольшим обнажениям глубиной до 1 м, вызванным современной хозяйственной деятельностью.
Таким образом, наблюдаемые факты говорят о том, что в раскопе вся толща отложений до скального основания вовлечена в современные почвообразовательные процессы. Следовательно, хотя археологические материалы на стоянке не переотложены, они должны были подвергнуться смещениям по вертикали и горизонтали в ходе процессов почвообразования и разложения скального основания. Следовательно, нивелировочные отметки и положение артефактов в слоях нельзя использовать напрямую как относительные хронологические индикаторы. (Разрушение скального основания и перемещение артефактов происходили также вследствие землетрясений и морозного выпучивания).

Обнажение на склоне.

Каменный инвентарь

Количество

В раскопе найдено 2529 каменных артефакта из гиало-дацита (2464), обсидиана (57) и яшмы (6), а также 4 куска охры и лощило из пемзы.

Весь инвентарь.
Охра.

Материал

Дацит

Кол-во

%%

Орудия

262

10.6

Нуклеусы

81

3.3

Пластины и отщепы с ретушью

49

2.0

Пластины и отщепы с ретушью утилизации

49

2.0

Пластины

88

3.6

Отщепы

1753

71.1

Чешуйки и осколки

137

5.6

Обломки и крупные осколки

35

1.4

Желваки

10

0.4

Всего

2464

100.0

Материалом для каменных изделий на стоянке служил исключительно гиало-дацит, выходами которого и отличается Джавахетский хребет. В виде желваков и галек он распространен в непосредственных окрестностях стоянки. В раскопе найдено 5 дацитовых желваков, включая один со снятиями. Качества конкретных отдельностей дацита весьма различаются, что влияет на степень патинизированности и выветрелости артефактов. Так, например, по нашим наблюдениям поверхность изделий из слоистого дацита патинизируется и выветривается на большую глубину. Поэтому по степени сохранности поверхности такие изделия выглядят весьма архаичными. В целом, наблюдения за разницей в патинизированности и выветрелости артефактов из раскопа и распределением их по глубине залегания заставляют придти к выводу, что в данном случае степень патинизированности и выветрелости нельзя использовать для определения относительной древности артефактов.

Обсидиан

Кол-во

Выемчатое орудие (?)

1

Клювовидное орудие оформленное противолежащей ретушью

1

Микропластинка

1

Нуклевидный обломок

1

Обломок орудия

2

Отщеп с ретушью

1

Отщепы, осколки и чешуйки

50

Всего

57

Артефакты из обсидиана и яшмы имеют мелкие размеры (до 2 см). Определимые орудия среди них отсутствуют. Признаки выветривания и патина на них не прослеживаются. Можно не сомневаться, что обсидиан и яшма попали в культурный слой значительно позднее артефактов из дацита, – вероятнее всего, в голоцене, – как и лощило из пемзы, относящееся к бронзовому веку, а также керамика.
Существует всего одно исключение – клювовидное орудие оформленное противолежащей ретушью из обсидиана, которое типологически не отличается от таких же орудий, выполненных из дацита. Именно оно сильно патинизировано, а его края слегка оглажены. Таким образом, есть все основания отнести это орудие из обсидиана к ашелю.

Вторичное использование

Некоторые артефакты из дацита (3.9%) имеют отдельные снятия или ретушированные участки, которые явно менее патинизированы, чем соседние снятия. Хотя большинство этих случаев можно интерпретировать как относительно поздние повреждения, тем не менее, по крайней мере для одного артефакта несомненно, что эти снятия относятся ко вторичному, более позднему, использованию первоначального изделия – это нуклеус на ручном рубиле. Причем, патинизированность всех вторичных негативов, практически, одинакова.
В типологии Даштадема-3 вторичные снятия не учитывались как признак при выделении типов. Однако необходимо подчеркнуть, что их учет вообще не привел бы к изменению нашей типологии, а лишь увеличил бы количество в комплексе стоянки таких типов как клювовидные орудия, ножи с обушком, отщепы с ретушью.
Наличие негативов вторичных снятий и одинаковая патина на них заставляют предположить, что в истории памятника был период, когда часть материалов стоянки вновь оказалась на поверхности.

Рубило-нуклеус.

Макроследы использования

Хотя из-за выветрелости и патинизированности микроследы использования каменных орудий не сохранились, на целом ряде предметов прослеживаются макроследы в виде выщербленности соответствующих рабочих краев. Анализ материала из раскопа свидетельствует в пользу того, что эти макроследы не являются результатом постдепозиционных повреждений, поскольку в подавляющем большинстве случаев они приурочены к острым краям орудий и отсутствуют на отходах расщепления.

Типологическое описание каменного инвентаря

Количество

Схема

Описание построено по следующей схеме. Дается определение категории в пределах комплекса стоянки, затем даются определения типов в пределах этой категории, затем особенности конкретных артефактов этого типа. Необходимо подчеркнуть, что категории и типы сформированы внутри комплекса каменных артефактов стоянки и их определения относятся только к артефактам Даштадема_3. Разумеется, это сделано на основе общепринятых типологий и признаков палеолитического инвентаря. Соответственно, выделенные для Даштадема_3 типы более или менее соотносятся с хорошо известными по другим памятникам. Однако применять определения типов Даштадема_3 к другим памятникам не стоит.

Ручные рубила
49 экз.

Макроизделия, двояковыпуклые в сечении, оформленные путем частичной или полной двусторонней обработки, с лезвиями на боковых краях или лезвием и обушком, которые обычно сходятся на дистальном конце, образуя остриё или лезвие.

Таблица.
Галерея.

Размеры и индексы

В анализе рубил использовались следующие мерные признаки:

L - длина
b – наибольшая ширина
T – наибольшая толщина
Lb – расстояние от основания (пяки) до наибольшей ширины
bmid – ширина в середине предмета.

Ни один из них не оказался работающим, также как и их соотношения. На графике видно, что они не образуют статистически значимых сгущений. Не работает индекс ширина/толщина. По абсолютным размерам статистически не выделяются рубильца. Также статистически не разделяются по своим пропорциям овальные, сердцевидные и треугольные рубила. Поэтому в данном случае мерные признаки можно использовать только как второстепенные, в дополнение к качественным.

Таблица.
График.

Треугольные. 10 экз.
Слегка выпуклые или прямые лезвия сходятся к острию. Наибольшая ширина находится в нижней трети (Lb/L – 0.16-0.28). Более или менее симметричны относительно продольной оси. Как правило, отличаются тщательностью отделки. У двух экземпляров, которые имеют индекс Lb/L > 0.28, просто сломаны дистальные концы.

Сердцевидные. 7 экз.
Слегка выпуклые или прямые лезвия сходятся к острию. Наибольшая ширина находится ниже середины и выше нижней трети изделия (Lb/L – 0.34-0.45). Более или менее симметричны относительно продольной оси.

У одного экземпляра одно лезвие чуть вогнуто, однако, насколько можно судить, это результат подправки.

Овальные. 16 экз.
Лезвия по дуге сходятся как к дистальному, так и к проксимальному концу, не образуя выраженного острия. Наибольшая ширина находится в середине изделия (Lb/L – 0.47-0.54). Более или менее симметричны относительно как продольной, так и поперечной, осей.

Овальные с обушком. 6 экз.
Наибольшая ширина находится в середине изделия (Lb/L – 0.5). Несимметричны относительно продольной оси. Одно из продольных лезвий прямое или слегка выпуклое, угол его заострения значительно меньше угла заострения противоположного выпуклого лезвия.

Дисковидные. 2 экз.
Овальные в плане, не имеющие выраженных острия и пятки; лезвие занимает весь периметр.

Одно длиной 8.8 см, другое – 5.7 см. Последнее формально относится к рубильцам, однако поскольку оно ничем, кроме размеров, не отличается от своего более крупного собрата и представлено всего одним экземпляром, то нет убедительных оснований выделять его в отдельный тип.

Подпрямоугольные. 1 экз.
В плане подпрямоугольных очертаний.

С плечиками. 2 экз.
Дистальный конец подчеркнут неглубокими выемками на боковых лезвиях.

Клювовидные. 1 экз.
В плане вписывается в правильный пятигранник. Длина и ширина почти равны. Острие («клюв») образовано двумя вогнутыми лезвиями, расположенными при вершине пятигранника.

С клювом. 2 экз.
На стыке бокового лезвия и поперечного дистального конца (без острия) сформирован «клюв», отходящий в сторону от продольной оси орудия.

С поперечным лезвием. 2 экз.
Дистальный конец представляет собой не острие, а широкое поперечное лезвие, расположенное под некоторым углом к продольной оси орудия. Причем это лезвие не сформировано специальным снятием или снятиями, а, скорее, представляет собой фаску, образовавшуюся при «начальном» раскалывании и оставленную необработанной.

Ручные рубила незаконченные
10 экз.

Разные макроизделия с двусторонней обработкой, которые можно рассматривать как незаконченные рубила.

Галерея.

Острия леваллуазские.
8 экз.

(5 целых и 3 обломка).
Неретушированные острия, подтреугольные в плане, форма которых предопределена формой нуклеуса. Все имеют ударные площадки “chapeau-d’gendarme”.
Есть один сломанный пластинчатый отщеп с такой ударной площадкой, отнесение которого к леваллуазским остриям может быть оспорено, - он не включен в указанное количество.

Таблица.
Галерея.

Скребла
21 экз.

На отщепах или пластинах, у которых хотя бы один из краев полностью обработан крутой или полукрутой ретушью.

Одно обработано по всему периметру и напоминает лимас. Другое, треугольное в плане, уплощено с вентральной стороны снятими, занимающими больше половины площади брюшка.

Таблица.
Галерея.

Скребки
13 экз.

На отщепах или пластинах, один из концов которых обработан мелкой крутой или полукрутой ретушью

Таблица.
Галерея.

Ножи 56 экз.

Ножи с обушком 53 экз.
На отщепах или пластинах, один край которых острый – обработан пологой ретушью или имеет ретушь утилизации с дорсальной и/или вентральной сторон, а противоположный является тупым (притуплен крутой или отвесной ретушью, сломан, оставлен необработанным). В поперечном разрезе имеют форму клина.
Нередко дистальный конец подработан отдельными снятиями, делающими его более тонким, а лезвие частично закругляется на него. Проксимальный конец также нередко тронкирован или сделан более тонким различными способами.

В двух случаях для них использованы реберчатые сколы. Один экземпляр выделяется тем, что дистальный конец, в плане прямой, подтесан плоскими снятиями с обеих сторон, часть из которых, возможно, является сколами утилизации.

Таблица.
Галерея.

Ножи двойные 3 экз.
На пластинах или пластинчатых отщепах, у которых оба длинных острых края – обработаны пологой ретушью или имеют ретушь утилизации с дорсальной и/или вентральной сторон. Причём дистальный конец у двух экземпляров тронкирован, а у третьего сохраняет корку.

Галерея.

Резцы
3 экз.

Отщепы с резцовым сколом.

Клювовидные
66 экз.

Уплощенные изделия, рабочий элемент которых представлен узким выступом, образованном двумя оформленными каким-либо способом выемками.

Таблица.
Галерея.

Простые. 37 экз.
На отщепах и пластинах, узкий заостренный «клюв» сформирован двумя выемками с дорсальной стороны.

Оформленные противолежащей ретушью. 17 экз.
На отщепах и пластинах, узкий заостренный «клюв» сформирован двумя противолежащими выемками.

Широкие. 10 экз.
На отщепах и пластинах, «клюв» широкий и тупой в сравнении с другими клювовидными.

На нуклеусе. 2 экз.
На сработанных нуклеусах.

Выемчатые
17 экз.

Ретушь формирует выемку на одном из краев отщепа.

Таблица.
Галерея.

Зубчато-выемчатые
5 экз.

Ретушь формирует смежные выемки по краю отщепа.

Галерея.

Тесло
5 экз.

Уплощенные изделия, один из краев которых имеет одностороннюю или двустороннюю подтеску, возможно, образовавшуюся в результате их использования.

Галерея.

Долото
1 экз.

Массивные по сравнению с теслами изделия, узкий дистальный конец которых имеет двустороннюю подтеску, возможно, образовавшуюся в результате их использования.

Пластина ножевидная с подтеской.
1 экз.

Очень крупная пластина 22х8х3 см. На проксимальном конце сформирована новая ударная площадка, снявшая ударный бугорок, и с неё произведено снятие пластины со спинки. Дистальный конец подтесан с брюшка и спинки несколькими снятиями. Возможно, изготовление этого орудия не закончено.

Нуклевидное орудие
2 экз.

Уплощенные изделия, одна сторона которых сохраняет корку, а другая обработана в основном подпараллельными снятиями, без оформленных ударных площадок. При этом их трудно интерпретировать и как сработанные нуклеусы, и как незаконченные орудия.

Галерея.

Отбойник
2 экз.

Один - продолговатая галька с неясными следами забитости на одном из концов. Другой – угловатая галька, возможно, из какой-то менее твердой разновидности дацита, без явных следов использования.
Поскольку в слое вообще нет галек и каменные неартефакты представлены только андезитом, то не вызывает сомнений, что эти гальки намеренно принесены на стоянку.

Поскольку в слое вообще нет галек и каменные неартефакты представлены только андезитом, то не вызывает сомнений, что эта галька намеренно принесена на стоянку.

Галерея.

Техника расщепления.

Нуклеусы 81 экз.

Нуклеусы

Кол-во

%%

Нуклевидный обломок

10

12.3

Нуклеус

10

12.3

Нуклеус вторичный

4

4.9

Нуклеус двуплощадочный

1

1.2

Нуклеус двуплощадочный двусторонний

2

2.5

Нуклеус двуплощадочный односторонний

6

7.4

Нуклеус двусторонний продольно-поперечный

1

1.2

Нуклеус многоплощадочный

1

1.2

Нуклеус на обломке бифаса

1

1.2

Нуклеус обломок

5

6.2

Нуклеус одноплощадочный

24

29.6

Нуклеус радиальный

5

5.1

Нуклеус треугольный

11

13.6

Всего

81

100.0

Таблица.

Необходимо отметить экономное отношение к сырью, несмотря на его обилие и легкодоступность. Подавляющее большинство нуклеусов сработано до предела и сами они часто использовались как орудия, судя по ретуши утилизации и макроследам на них. При этом последние снятия с них могли производиться уже бессистемно – в любом направлении и с разных ударных площадок. Именно таким образом, как кажется, образовались 5 нуклеусов радиального скалывания в нашей коллекции.

Большинство ударных площадок подправлено, площадок с коркой 3. Площадки сильно скошены. У половины нуклеусов тыльная сторона полностью или частично сохраняет корку.

Галерея.

В основном на памятнике представлены нуклеусы одноплощадочные односторонние. Плоскости раскалывания как подпрямоугольные для пластин, так и подтреугольные для леваллуазских острий. На одном треугольном нуклеусе оформлено клювовидное орудие.

Галерея.
Галерея.

Двуплощадочные нуклеусы, вероятнее всего, можно рассматривать как отдельный тип лишь условно. Наиболее яркий из них, возможно, является незаконченным рубилом. Остальные все сработаны до предела. Перенос скалывания на них на вторую площадку выглядит как попытка получить «сверхплановые» снятия. Один нуклеус превращен в клювовидное орудие. На двух вторую ударную площадку и снятия с неё можно рассматривать как подправку дистального конца.

Галерея.

Многоплощадочный нуклеус, судя по всему, образовался в результате неудачных попыток скалывания с него.

Четыре нуклеуса являются вторичными. В одном случае снятия производились с обломка бифаса.

Галерея.

Сколы

Подсчеты типов ударных площадок на продуктах расщепления пока не производились, однако очевидно, что подавляющее большинство составляют гладкие ударные площадки – фасетированных площадок немного. Скалывание некраевое, редуцированные площадки отсутствуют. Площадки “chapeau-d’gendarme” есть только у леваллуазских острий. Кроме них такие площадки есть у двух треугольных в плане отщепов и у одного клювовидного орудия, вероятнее всего оформленного на сломанном леваллуазском острие. По всему комплексу можно говорить о стремлении получать пластинчатые снятия. При этом для самых больших пластин и отщепов, обнаруженных на памятнике, нет нуклеусов, которые соответствовали бы им по размерам. Самая длинная пластина 28 см.

Таблица.
Галерея.
Отщепы.

Типологические выводы.
1. В целом комплекс каменных артефактов выглядит типологически совершенно однородным. Нет вещей, которые можно было бы предположительно рассматривать как «типологическую примесь».

2. Все типы достаточно стандартны и хорошо известны по другим памятникам.

3. При этом нет памятника, который был бы сходен с Даштадемом-3 по комплексу типов.

4. К особенностям Даштадема-3 скорее можно отнести некоторые «отсутствия», чем какие-либо «положительные» признаки:
–   нет никаких типов рубил с вогнутыми краями;
–   нет кливеров (есть два рубила с поперечным лезвием);
–   нет чопперов;
–   нет никаких ретушированных острий;
–   мало скребел и они весьма невыразительны;
–   практически, нет зубчатых форм.

В целом, типологический комплекс Даштадема-3 можно определить как поздний ашель, а в рамках позднего ашеля как его начальный или средний этап.

Планиграфия и стратиграфия артефактов.

Скальное основание

Основная масса дацитовых артефактов занимает скальную чашу и «проход» [рис.90]. На плане видно, что в центральной части чаши и к северу от неё плотность находок меньше. Объяснить большую плотность артефактов вдоль стенок чаши можно было бы тем, что они падали с более высоких стенок чаши. Однако этому препятствует малая плотность находок у центральной части северной стенки, а также очень малое количество артефактов за южной стенкой чаши, в южной части раскопа, куда в этом случае должны были падать артефакты. В тоже время, подобное распределение материала нередко наблюдается в жилищах, где мусор, отходы производства, инструмент и прочее скапливаются под стенами.

Раскоп.

Горизонтальное распределение

Причем и основные типы артефактов распределяются в плане неравномерно.

План общий.
План.

Наименование

Распределение в плане

Рубила

В чаше, исключая самый её центр, и в С части «прохода».

Острия леваллуазские

Компактно в середине З части чаши. Одно в «проходе» и одно на В стенке чаши.

Скребла

В В части чаши, в СЗ и в ЮЗ углах чаши и в С конце «прохода».

Скребки

В Ю части чаши и у середины С края чаши, один в «проходе».

Ножи

По всей чаше и в проходе.

Клювовидные орудия

В чаше, исключая её центральную часть, и в «проходе».

Выемчатые и зубчатые

Исключая северную половину чаши.

Нуклеусы

По всей чаше и в «проходе».

Трудно себе представить, чтобы природные факторы распределили артефакты в соответствии с нашей типологией.

Рубила.
Скребла.
Скребки.
Острия.
Ножи.
Клювовидные.
Выемчатые.
Нуклеусы.

Вертикальное распределение

По вертикали артефакты располагаются также неравномерно. В верхних 0.2 м находки единичны, за исключением некоторых из тех участков, где скальное основание поднимается до современной дневной поверхности. Крупные артефакты залегают, в основном, в нижней части отложений, что удобно продемонстрировать средней глубиной залегания категорий артефактов в раскопе. Таблица средней глубины залегания различных категорий артефактов показывает, что чем массивнее артефакты, тем, в среднем, они залегают глубже. Из этой картины выпадают только клювовидные орудия: подавляющее большинство из них представлено мелкими экземплярами, но при этом они залегают значительно глубже леваллуазских острий и скребков.
Средняя глубина залегания категорий артефактов в раскопе.

Все

-0.96

 

Леваллуазские острия

-0.82

Керамика

-0.70

 

Скребки

-0.83

Обсидиан

-0.89

 

Клювовидные

-0.91

Дацит

-0.96

 

Выемчатые

-0.91

 

 

 

Ножи

-0.97

 

 

 

Скребла

-0.99

 

 

 

Нуклеусы

-0.99

 

 

 

Ручные рубила

-1.03

Профили.

Постдепозиционные перемещения

Как видим, само неравномерное распределение типов артефактов в плане свидетельствует в пользу того, что они не подверглись существенным горизонтальным постдепозиционным перемещениям. В тоже время, распределение артефактов по вертикали заставляет предполагать их некоторую отсортированность по массивности: почти все крупные артефакты залегают в нижней части. Скорее всего, в процессе почвообразования артефакты перемещались по вертикали, что совпадает с данными по стратиграфии раскопа. При этом обращает на себя внимание относительно глубокое залегание клювовидных орудий, которые в среднем весьма мелкие.
Однако, чрезвычайно важным является то, что в нижней части отложений артефакты, включая чешуйки и мелкие отщепы, залегают вперемешку с андезитовым обломочником. Это свидетельствует о двух вещах. Во-первых, в нижней части отложений вертикальные перемещения артефактов минимальны. Во-вторых, время накопления культурных отложений должно быть относительно длительным, ибо трудно себе представить, чтобы скальное основание разрушалось с невероятной скоростью и люди жили на стоянке при постоянном камнепаде

"Типологические ряды"

В ряде точек раскопа можно надежно выделить вертикальные последовательности типов с учетом нивелировочных отметок и уклонов оползания культурного слоя.

Кв. 52/40: рубило треугольное удлиненное [n1424] -110 => рубило овальное [n1313] -106 => рубило овальное удлиненное [n1280] -109 => рубило овальное с обушком [n503] -99 => нож с обушком [n1007] -96. (Отметка -109 поставлена после отметки -106 с учетом наклона скалы в этом месте и положением артефактов над ней).
Кв. 52/40: рубило треугольное удлиненное [n510] -104 => рубило овальное с обушком [n509] -94.
Кв. 51/41: рубило с плечиками [n559] -113 => рубило овальное с обушком [n552] -109.
Кв. 51/38: рубило овальное [n2066] -117 => рубило овальное [n1578] -100 => рубило сердцевидное [n1053] -98 => рубило овальное [n327] -82.
Кв. 52/41: нож с обушком [n2009] -138 => рубило овальное [n2008] -137 => рубило сердцевидное [n1657] -120 => рубило треугольное [n579] -103 => рубило подпрямоугольное [n577] -91.
Кв. 49/40: нож с обушком [n885] -103 => скребок [n608] -95 => клювовидное орудие широкое [n458] -90.
Кв. 51/39: рубило овальное [n427] -102 => клювовидное орудие [n422] -101 => скребок [n421] -100.
Кв. 52/37: выемчатое орудие [n813] -78 => скребок [n648] -74 => леваллуазское острие [n652] -73.
Кв. 52/41: скребок [n585] -88 => нож с обушком [n575] -85 => клювовидное орудие [n573] -85 => скребок [n572] -80 => скребок [n3] -55.
Кв. 50/38: рубило овальное с обушком [n2063] -127 => рубило с поперечным лезвием [n1913] -122 => рубило треугольное [n1974] -118 => рубило с поперечным лезвием [n1440] -112.

Как видим, эти последовательности весьма разнообразны, и говорить о хронологических различиях на их основании нельзя.


52/40a
52/40b
51/41
51/38
52/41
49/40
51/39
52/37
52/41
50/38

Перемещения артефактов

Взаиморасположение целого ряда вещей позволяет перейти к конкретным заключениям о постдепозиционных перемещениях отдельных артефактов и их групп. Например, ручное рубило [51.72/38.43 : n783] лежит непосредственно на скальном основании и буквально придавлено массивным камнем 0.5x0.35x0.4 м. Рубило [49.02/40.65 : n716] в западной стенке раскопа стоит на ребре на придонном андезитовом обломочнике и придавлено камнем, который сполз, судя по всему, в направлении с юга на север. Рубило [51.02/38.63 : n1301] в центре раскопа стоит вертикально и придавлено лежащим горизонтально блоком 0.65x0.6x0.35 м. Под этим же блоком лежат нуклеус [51.25/39.16 : n1595], рубило с клювом [51.29/39.28 : n1597], нож с обушком [51.02/38.85 : n 1590] и масса отщепов. Очень массивный отщеп [49/41.5 : n534] размерами 21x12x3.5 см стоит почти вертикально на скальном основании и перекрыт камнем. Скопление крупных орудий и отщепов почти на самом скальном основании в кв.51/41 перекрыто рядом камней обрушившихся, судя по их расположению, с северо-востока на юго-запад. Очевидно, что положение всех перечисленных артефактов не связано с перемещениями в процессе почвообразования. Вероятнее всего, они оказались на своих местах еще в древности в результате разрушения и оползания андезитовых блоков.

Рубило_1.
Рубило_1.
Рубило_1 под камнем.
Рубило_1 под камнем.
Рубило_2.
Отщеп.

Кроме подобных случаев, есть плотное скопление артефактов у южного конца «прохода», которое залегает на/в узкой, шириной 0.4 м, осыпи мелкого андезитового обломочника, верхний край которой начинается сразу под дерном, а нижний опускается к скальному основанию в направлении с севера на юг. Есть все основания считать, что данные артефакты первоначально находились у верхнего края осыпи и не ниже уровня современной дневной поверхности, а на зафиксированном месте оказались в результате осыпания подстилающей их породы.

Осыпь.

Скальные блоки

Данные, связанные со сдвинувшимися крупными блоками скального основания и с отдельными крупными камнями, доставляют дополнительную информацию о характере отложения артефактов. Скальное основание в южной части раскопа, образующее южную стенку чаши, расколото на крупные блоки. Два самых крупных из них сместились к северу и своими краями перекрыли культурный слой. При этом юго-западный блок своим северным концом накренился в чашу и в результате его южный конец приподнялся над скальным основанием примерно на 0.2 м. В образовавшейся щели между блоком и материковой скалой найдено 80 артефактов на наибольшем удалении от южного края блока до 1 м. Под соседним к востоку блоком найдено 20 артефактов, но только под его южным концом. Независимо от того, когда откололись эти блоки – до существования стоянки или после, этот конкретный случай показывает возможность серьёзного постдепозиционного горизонтального перемещения артефактов.
На этом фоне особенно показательно то, что под рядом крупных и средних камней, лежащих на скальном основании в западной половине центральной части чаши (квадраты 49/39, 49/40, 50/39, 50/40), вообще нет находок (не считая расположенных под их краями). Контекст памятника свидетельствует в пользу того, что эти камни лежали на своих местах ещё во время формирования культурного слоя и составляли, так сказать, микросреду обитания Даштадема-3. Обращает на себя внимание, что именно здесь найдено 17 из 66 клювовидных орудий и 6 из 8 левалуазских острий.

Интерпретация

Подытожим даные «за» и «против» серьезных постдепозиционных перемещений артефактов:

1 Керамика в среднем залегает выше всего.
2 Существует статистическая вертикальная отсортированность материала по массивности – чем массивнее, тем глубже.
3 Вертикальные последовательности типов орудий показывают уменьшение массивности снизу вверх.
4 Мелкие отщепы и чешуйки из дацита встречаются в немалом количестве на скальном основании и в придонном обломочнике.
5 Отщепы, чешуйки и осколки обсидиана без патины встречаются почти до самого скального основания.
6 Нередко артефакты перекрыты крупными блоками и их перемещения исключены.
7 В нижней части отложений артефакты залегают вперемешку с андезитовым обломочником.
8 Неравномерное (структурированное) распределение типов артефактов в плане.

Итак, один ряд данных свидетельствует о том, что артефакты претерпели постдепозиционные перемещения, особенно по вертикали. Другой ряд данных, напротив, говорит о том, что артефакты почти не перемещались. Мне кажется, что соединить все данные в непротиворечивую картину позволяет описанный ниже вполне естественный процесс формирования культурного слоя стоянки. Когда люди начали использовать эту скальную чашу, она не была заполнена, а, скорее всего, лишь частично задернована по поверхности скалы. Скала медленно разрушалась и обломки заполняли чашу на протяжении длительного времени. При этом падающие обломки оказывались на дерне и постепенно «уходили» в него вместе с артефактами, образуя более плотную массу обломочника. Процессы почвообразования и перемещений обломочника и артефактов шли еще во время функционирования стоянки. Часть артефактов уже в древности смещалась выше, часть опускалась ниже. При этом видимо, были длительные периоды, когда процессы почвообразования замедлялись или даже происходила эрозия дневной поверхности (например, во время похолоданий) и часть артефактов долгое время находилась просто на поверхности – отсюда признаки вторичного использования.
В тоже время, те артефакты, которые были придавлены упавшими или съехавшими скальными блоками, никуда после этого не перемещались. Вся нарисованная картина формирования памятника соответствует длительному времени функционирования стоянки – в сотни, а может быть, и тысячи лет, с перерывами или без них.

Жилище?

Вообще, вся совокупность данных, относящихся к раскопу, наводит на мысль, что в данном случае мы имеем дело с жилищем, устроенным в естественной скальной чаше, которая, вероятнее всего, была каким-то образом перекрыта и имела вход с юга. Разумеется, для доказательства этого предположения пока не хватает соответствующих данных. Однако оно объясняло бы структурированность размещения артефактов в плане, поскольку, например, при сезонном заселении одного и того же объекта нередко воспроизводятся прежний порядок его использования, хозяйственные зоны и прочее.